Гессе

Китайский мотив



Лунный луч, струясь, как цвет опала
Круглый мост чертит над зыбью дробной
Все зубцы, что тень обрисовала
Обведя по одному подробно

Это лишь виденье, лишь обманы
Что из бездн пространства мирового
Выплывают, милы нам и странны
И во тьме без края тонут снова

Тутовое дерево, а рядом
Различаем праздного поэта
Мерящего отрешенным взгдядом
Дрожь теней и переливы света

Он спешит в свое стихотворенье
Все вместить, задумчивый гуляка:
Блеск луны и облаков струенье,
Возникающих пред ним из мрака
Каждой вещи запах, форму, краску
Горькую и вкрадчвую ласку.

И в строфе задержано мнгновенье.

Мандельштам - Возьми на радость из моих ладоней..

Возьми на радость из моих ладоней
Немного солнца и немного меда,
Как нам велели пчелы Персефоны.

Не отвязать неприкрепленной лодки,
Не услыхать в меха обутой тени,
Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Нам остаются только поцелуи,
Мохнатые, как маленькие пчелы,
Что умирают, вылетев из улья.

Они шуршат в прозрачных дебрях ночи,
Их родина - дремучий лес Тайгета,
Их пища - время, медуница, мята.

Возьми ж на радость дикий мой подарок,
Невзрачное сухое ожерелье
Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

intel

Оригинал взят у mi3ch в intel
Из цикла лекций "Беседы о русской культуре" Юрия Лотмана

Один американский психолог исследовал отношение матери с еще не говорящим младенцем. Мать говорит на одном языке, недавно родившийся ребенок – на своем собственном языке. И тем не менее, они общаются. И первое условие в этом – взаимное желание общаться. Взаимное желание понять друг друга. Психолог пускал отснятую ленту очень медленно и обнаружил любопытную вещь – и мать и ребенок как бы взаимно меняются языками. Ребенок подражает мимике матери, он старается воспроизвести ее лицо своим лицом. Он улыбается, когда она улыбается, он старается повторять звуки, которые произносит мать. И мать тоже оставляет свой человеческий, взрослый язык и переходит на так называемое гулькание. Два существа, которые связаны взаимным желанием понять друг друга меняются языками. В каком-то смысле это модель всякого диалога. И в некотором смысле это модель интеллигентности.

Потому что сущность интеллигентности – это желание понять другого человека. Желание понять, что он имеет право быть другим. Что он совершенно не должен быть таким как я и что он интересен мне, потому что он другой. Мне интересен его внутренний мир.

Понятие интеллигентности связано с интересном к другому человеку и с толерантностью. Толерантность означает терпение. Это означает – я уважаю другого человека. Я позволяю ему иметь свое мнение.

Знаменитый писатель Карамзин был человеком консервативных взглядов, а молодые либералы, которые требовали свободы, очень его осуждали. Пушкин писал на него злые эпиграммы, хотя очень любил Карамзина. И как бы отказывали ему в праве иметь свое мнение. Жена Карамзина в одном из писем Вяземскому писала, что эти свободолюбивые люди не признают за другим человеком свободы думать иначе, чем они. Они хотят, чтобы все были в либеральных мундирах и для них свобода состоит в том, чтобы снять консервативный мундир и надеть либеральный. А для Карамзина свобода была в том, чтобы быть вообще без мундира – думать так, как считаешь нужным.

Главное отличие человека неинтеллигентного в том, что он убежден, что именно он думает правильно. У него отсутствует сомнение.
Что для Декарта означает мыслить? Мыслить – это право на сомнение. Способность подвергнуть сомнению все. Очень важная черта, отличающая интеллигентного человека от неинтеллигентного – он имеет свои мысли, он может ошибаться, но он готов за свои ошибки платить. Убеждения человека определяются тем, чем он готов за них заплатить. Когда Толстой прибыл молодым артиллеристским офицером из Севастополя и попал в редакцию «Современника», где шли споры между либералами и демократами. С одной стороны Тургенев и Дружинин, а с другой Чернышевский и Добролюбов. Толстой никак не мог понять и спрашивал у Некрасова – о чем они спорят?
– Как о чем? Это же убеждения!
– Какие это убеждения? Это слова. Убеждения, это – стою с кинжалом в дверях. Подойди! Вот это убеждения!

via

(no subject)

Цураюки (872-945):
…………………
Люди, что живут в этом мире, опутаны густыми зарослями своих дел и забот. И то, что у них на сердце, что видят они и слышат, выражают они в песне. Соловей, что поет среди цветов, лягушка, что живет в воде, - когда слышим мы их голоса, думаем: из всего живого разве есть кто-нибудь, кто не пел бы собственной песни?
…………………………………..
(«Девять ступеней вака», М.:Наука, серия «Литературные памятники»)

(no subject)

Еще Г.К. Лихтенберг писал: «Когда людей станут учить не тому, что они должны думать, а тому, как они должны думать, исчезнут всякие недоразумения». Развивать ребенка через изучаемый материал – вот цель. Развивать способность к анализу, синтезу, умению перекодировать информацию, работать с литературой, находить нестандартные решения, уметь общаться с людьми, формулировать вопросы, планировать свою деятельность, анализировать удачи и промахи, то есть научить работать осмысленно.

Последняя поэма

Оригинал взят у al_pas в Последняя поэма
Полный текст стихотворения, завершающего роман Рабиндраната Тагора "Последняя поэма", приводится по тексту третьего тома восьмитомного собрания сочинений Рабиндраната Тагора, выпущенного гос. изд. художественной литературы в 1956 году.
Перевод В. Новицкой.

... Слышишь ли шорох летящего времени?
Вечно его колесница в пути...
Сердца удары нам слышатся в небе, 
Звезды во тьме колесницей раздавлены, -- 
                               как не рыдать им у тьмы на груди?..

Друг мой!
        Время мне бросило жребий,
В сети свои захватило меня,
Мчит в колеснице опасной дорогой,
Слишком от мест, где ты бродишь, далекой,
Там, где уже не увидишь меня,
Там, где неведомо, что впереди...
Кажется мне: колесницей захвачена,
Смерть уже тысячу раз победив,
Вот я сегодня взошла на вершину,
В блеске зари обагренно-прозрачную... --
                               Как не забыть свое имя в пути?

Ветер ли старое имя развеял?
Нет мне дороги в мой брошенный край...
Если увидеть пытаешься издали, --
                               Не разглядишь меня...

Друг мой, 
         Прощай!
Знаю -- когда-нибудь в полном спокойствии,
В позднем покое когда-нибудь, может быть,
С дальнего берега давнего прошлого
Ветер весенний ночной принесет тебе вздох от меня!
Цветом бакуля опавшим и плачущим
Небо тебя опечалит нечаянно, --
Ты погляди, не осталось ли что-нибудь 
После меня?...
В полночь забвенья
         На поздней окраине
Жизни твоей
Погляди без отчаянья, --
Вспыхнет ли?
Примет ли облик безвестного сонного образа,
                              будто случайного?...

    ...Это не сон!
Это -- вся правда моя, это -- истина,
    Смерть побеждающий вечный закон.
Это -- любовь моя!
    Это сокровище --
Дар неизменный тебе, что давно еще
    Был принесен...
В древний поток изменений заброшена,
Я уплываю, -- и время несет меня
С края на край,
С берега к берегу, с отмели к отмели...
    Друг мой, прощай!

Ты ничего не утратил, по-моему...
Вправе и пеплом и прахом играть --
Создал бессмертной возлюбленной образ, --
Блеск и сиянье бессмертной возлюбленной
                             вызвать из сумрака можешь опять!

    Друг!
Это будет вечерней игрою,
Не помешает меня вспоминать...
                 Жадным движеньем обижен не будет
                 Трепет левкоев на жертвенном блюде.
                 Ты обо мне не печалься напрасно --
                 Дело достойное есть у меня,
                 Есть у меня мир пространства и времени...
                 Разве избранник мой беден? О нет!
                 Всю пустоту я заполню опасную, --
                 Верь, что всегда выполнять я намерена
                 Этот обет.
                 Если же кто-нибудь, озабоченный,
                 Ждать меня будет с тайной тревогою, --
                 Счастлива буду -- вот мой ответ!

                 Из половины светлой месяца в темную
                                     половину вынеся
Благоухающий сноп тубероз, --
                 Кто -- пронеся их дорогою долгою,
                 В ночь теневой половины месяца
                 Жертвенный мог бы украсить поднос?

                 Кто и меня увидал бы в радости
                 Безграничного всепрощения?..
                 Соединятся злое и доброе, --
                 Им на служенье себя отдам!

                 Вечное право я получила,
                 Друг мой, на то, что сама отдала тебе...
                 Ты принимаешь мой дар по частям.

                 Слыша печальных мгновений течение,
                 Ими наполни ладонь -- и напейся:
                 Сердце мое, как пригоршню, любовно
                 Я подставляю твоим устам...

О, несравненный!
                 Я дар принесла тебе:
                 Все, что дарю, -- мне тобою даровано:
                 Сколько ты принял -- настолько должницею

Ты меня сделал...
                 О друг мой, прощай.

                                                Бонне


Роман. Артюр Рембо

Роман

I
Серьезность не к лицу, когда семнадцать лет...
Однажды вечером прочь кружки и бокалы,
И шумное кафе, и люстры яркий свет!
Бродить под липами пора для вас настала.

В июне дышится под липами легко,
И хочется закрыть глаза, так все красиво!
Гул слышен города - ведь он недалеко, -
А в ветре - аромат и зелени, и пива.

II

Там замечаешь вдруг лоскут над головой,
Лоскут темнеющего неба в обрамленье
Ветвей, увенчанных мигающей звездой,
Что с тихим трепетом замрет через мгновенье.

Июнь! Семнадцать лет! Цветущих веток сок -
Шампанское, чей хмель пьянит ваш разум праздным,
А на губах у вас, как маленький зверек,
Трепещет поцелуй, и ваша речь бессвязна.

III

В плену робинзонад безумная душа...
Но вот мадмуазель, что кажется всех краше,
Под бледным фонарем проходит не спеша,
И тенью движется за ней ее папаша.

Она находит вас наивным и тотчас
От вас отводит взгляд и несколько картинно
Прочь удаляется, а на устах у вас
Нераспустившаяся вянет каватина.

IV
Вы страстно влюблены. Уж август за окном.
Она над вашими сонетами хохочет.
Друзья от вас ушли. Вам грустно. А потом
Она своим письмом вас осчастливить хочет.

В тот вечер... вы в кафе идете, яркий свет
Там ожидает вас, и кружки, и бокалы...
Серьезность не к лицу, когда семнадцать лет
И липы созерцать пора для вас настала.

23 сентября 70

ХОДИТЬ по ВОДЕ

Оригинал взят у sol_invictus в ХОДИТЬ по ВОДЕ
Оригинал взят у deilf в ХОДИТЬ по ВОДЕ
    Подавляющее большинство из нас так или иначе пытается контролировать свою жизнь. Изо дня в день человек тратит львиную долю своей физической, эмоциональной и мыслительной энергии на то, чтобы обеспечить себя гарантиями на будущее.
      Но Жизнь - нечто неизмеримо большее, чем представления о Ней человека. И Она не даёт НИКАКИХ ГАРАНТИЙ. «Гарантия» - это издавна заведённая людьми игра, (особенно распространённая в странах Запада), на которую программируется каждый, ещё находясь в материнской утробе. Нас учат ждать от завтрашнего дня чего-то очень определённого, конкретного, «гарантированного», приучают «планировать» своё будущее, помещая его в очень узкие рамки своих ожиданий и представлений о нём.  Но, очерчивая границы ожидаемого, мы тем самым закрываемся от всего того, что находится за их пределами, от всех тех многочисленных возможностей, ежесекундно предлагаемых нам Жизнью, которые не в силах охватить и предугадать наш ограниченный разум, и которые на поверку могут оказаться гораздо лучше и прекраснее того, что мы сознательно и подсознательно требуем от Неё в виде «гарантий».

      Распространённая позиция - «надеться на лучшее, а готовиться к худшему», - которой мы пользуемся, в действительности способствует тому, что именно худшее и притягивается.  Ибо наши «надежды» на «лучшее» - это в большинстве случаев только глубоко таящийся страх перед тем, что мы считаем «худшим», его отвержение и отрицание. «Надеясь» на «лучшее», мы на самом деле неосознанно ожидаем не столько наступления этого «лучшего», сколько того, что не случится именно то самое «худшее», которого мы так боимся. Т.е. остаётся скрытая привязка к «худшему». Оставаясь в глубине нас самих, это «худшее» нередко притягивается в нашу жизнь, несмотря на весь наш псевдо оптимистический настрой на «лучшее».
        «Надежда, на лучшее» и «готовность к худшему», которые мы называем «контроль над ситуацией», - это то, что держит нас в клетке страдания.


Пытаясь подготовится к худшему, выдумывая и ожидая препятствия и проблемы, с которыми ещё не столкнулись, придерживаясь своих привычных предположений и страхов о будущем, мы заполняем  перспективу своего будущего «картинками» «омутов» и «водоворотов», «ущелий» и «обрывов», «пустынь» и «ледников»  и начинаем ориентироваться именно по ним, ограничивая своё видение всего пространства Жизни, не позволяя себе обращать внимание на её «райские уголки».

      А что если вместо бесконечных усилий «подстелить соломку», дабы обеспечить себе мягкое приземление, попытаться охватить взглядом не только потенциальное место падения, но и то, что вокруг него, над ним? Расширить и очистить своё видение, постепенно приближаясь к способности воспринимать Реальность такой, какова она есть на самом деле – в её полном объёме. Не отвергая старых ориентиров, попытаться наметить себе новые. Начать готовить себя не только к падениям, но и к бегу «вприпрыжку». Обучаться умению не только «переползать» через препятствия, но и «перелетать» через них.

      Совершенствуясь в этом Искусстве, мы можем овладеть умением скользить по бурным волнам событий и ситуаций, эффективно используя их энергию и не позволяя им сбивать нас с пути.
И не исключено, что однажды мы с удивлением обнаружим, что научились ходить и по воде!

Герман Гессе. Ступени (2 перевода)

Оригинал взят у f_man в Герман Гессе. Ступени (2 перевода)
Герман Гессе, Ступени
(из юных сочинений Йозефа Кнехта)

Цветок сникает, юность быстротечна,
И на веку людском ступень любая,
Любая мудрость временна, конечна,
Любому благу срок отмерен точно.
Так пусть же, зову жизни отвечая,
Душа легко и весело простится
С тем, с чем связать себя посмела прочно,
Пускай не сохнет в косности монашьей!
В любом начале волшебство таится,
Оно нам в помощь, в нем защита наша.

Пристанищ не искать, не приживаться,
Ступенька за ступенькой, без печали,
Шагать вперед, идти от дали к дали,
Все шире быть, все выше подниматься!
Засасывает круг привычек милых,
Уют покоя полон искушенья.
Но только тот, кто с места сняться в силах,
Спасет свой дух живой от разложенья.

И даже возле входа гробового
Жизнь вновь, глядишь, нам кликнет клич призывный,
И путь опять начнется непрерывный...
Простись же, сердце, и окрепни снова.

==

Герман Гессе - Ступени
(пер. С. Аверинцева)

Любой цветок неотвратимо вянет
В свой срок и новым место уступает:
Так и для каждой мудрости настанет
Час, отменяющий ее значенье.
И снова жизнь душе повелевает
Себя перебороть, переродиться,
Для неизвестного еще служенья
Привычные святыни покидая, —
И в каждом начинании таится
Отрада благостная и живая.
Все круче поднимаются ступени,
Ни на одной нам не найти покоя;
Мы вылеплены Божьею рукою
Для долгих странствий, не для костной лени.
Опасно через меру пристраститься
К давно налаженному обиходу:
Лишь тот, кто вечно в путь готов пуститься,
Выигрывает бодрость и свободу.
Как знать, быть может, смерть, и гроб, и тленье
Лишь новая ступень к иной отчизне,
Не может кончиться работа жизни...
Так в путь — и все отдай за обновленье!